Byronic Hero
Он управлял теченьем мыслей и только потому — страной.
Простите, Александр Александрович, за несчадную графоманию по средствам Ваших строк

Трепещет золотом осень. Я бегу сквозь искрящий лес
В тот октябрь, горевший под влажным альковом небес
Где навеки забыт расставаний мучительный срок,
И восторг одуряет загадкой врученных строк.
Эта осень искрит. (Что грешно не сплести пару фраз)
Там – листвой обожженный асфальт под дождями не гас.
Рву оковы времен, но так прост и так тошен ответ:
Только в памяти вечен сладко-мучительный след.
Помнишь ли, что мы – скифы во тьме эпохальных бурь?
Но сначала темные храмы зальет свет небес и лазурь
Обернув лучезарные ризы в вуаль и тугие шелка,
Незнакомка туманно проходит в пьяный кабак.
Арлекином кривлялся расколотый страшный мир,
Петербург лихорадил багрянцем прощальных порфир
Сквозь ночные костры о татарскую сталь ударяло копье
Оглушено взвивалось наз холодом плит воронье,
Но сквозь снежный буран был отчетливо виден венец –
Неизбежно и надо, страшен и сладок конец.
Там, где сломы эпох, где дождем опьянела земля
Убегаю сквозь лес за дрожащим огнем октября.

@темы: la nostalgie, Блок, мои химеры, творчество