Byronic Hero
Он управлял теченьем мыслей и только потому — страной.
Вчера решила пошутить над родителями, и придумала шутку, достойную своего возраста (лол). Пришла из домой раньше, чем они, вымыла обувь, спрятала, поела быстро и закрылась у себя. А когда они пришли — сидела тихо и не выходила. Слышала, как они обсуждали, куда спрятать конфеты, чтобы я их все не съела (Поразительное лукавство: мать непрестанно ноет, что я скелет. А конфеты прячут они с тех времен, когда я дико ими обжиралась — по кг за ночь — а потом блевала, и они не находили лучшего решения проблемы, чем тупо их прятать. А теперь я едва могу заставить себя съесть хоть что-нибудь, и шоколад временами кажется единственной отрадой, но только временами, а родительская привычка эта отвратительная сохранилась). Вечером я, конечно, проснувшись, а меня естественно отрубило, вышла, сказала, что все слышала и их наебала. Но соль не в этом. Родители, пока я сидела в укрытии, дико ругались. И даже уже не выясняли отношения, как в моём детстве, а тупо друг на друга наезжали. Отец говорил матери, какая она конченная и ничего без него не может (и так, видимо, всю жизнь говорил, какая она тупая, и какая у неё фигура убогая). Матерился на неё, ну и мать на него орала. И никто причём лет десять из этого трагедии не делает, ведь такая ругань — уже не событие у них, а обычное общение. Норма. Они так взаимодействуют. А мне каждое матерное слово отца в адрес матери — как лезвием по сердцу. А они, разумеется, не поменяются уже никогда. А мне так больно. А в детстве было ещё и страшно.

Не то, чтоб они при мне стеснялись это делать. Нет. Я просто днём дома редко бываю. А тут в очередной раз окунулась в родное, болезненное.

@темы: мои химеры, depression is my profession